Альтернатива западному неолиберализму | Райнер Рупп

Развитие российско-китайского партнёрства уже не остановить

Комментарий Райнера Руппа.

До 14 декабря 2020 года, дня, когда избиратели американских штатов соберутся в Избирательную Коллегию и изберут президента США на следующие четыре года, осталось более четырёх недель. До тех пор Джо Байден ещё не президент США, хотя немецкие СМИ и политики уже делают вид, что это так. Но ни немецкие, ни американские СМИ не определяют, кто является президентом США.

На случай, если президентом станет Байден, среди его советников по внешней политике уже сейячас формируется фракция, которая проводит более жёсткий курс против России, чем при Трампе, и улучшает отношениями с НАТО-Европой, чтобы вовлечь европейцев в усиленную конфронтационную политику против Москвы.

Между тем, другая группа, в целях экономической и финансовой политики, выступает за разрядку с Пекином, чтобы вернуться к прибыльной бизнес-модели американских корпораций во время пребывания Байдена в должности, а именно использование Китая в качестве расширенного верстака американской экономики. Для экономики США с тех пор было достаточно времени, чтобы понять, что сотням миллионов дисциплинированных, усерднях и теперь хорошо обученных китайских рабочих не найти альтернативы ни в Индии, ни в Индонезии, ни во Вьетнаме. То же самое относится и к прекрасно функционирующей инфраструктуре мира среднего класса.

Этой американской экономической фракции, которая хочет снова вести хороший бизнес с Китаем, противостоит не менее мощная и политически влиятельная фракция Военно-промышленного комплекса (ВПК), которая доминирует в американской политике в области безопасности и внешней политики. Байден в предвыборной кампании подтасовывал это не только своей жсткой позицией по отношению к Кремлю, но и по отношению к Китаю. Во время вторых и последних президентских дебатов 23 октября Байден хвастался, что Обама и он уже в 2015, ещё до Трампа, в рамках новой стратегии «Поворотный ключ на Азию» заняли более агрессивную позицию в отношении претензий Китая на большие участки Южно-Китайского моря.

Байден буквально сказал: «Когда я встретил Си (китайского президента), а он всё ещё был вице-президентом, он сказал мне: «Мы устанавливаем зоны опознавания по воздуху в Южно-Китайском море, вы не сможете пролетать через них». Я сказал: «Мы только что пролетели через них с бомбардировщиками B-52/B-1. Мы проигнорируем запрет».

«Поворотный ключ на Азию» – это решение радикально изменить геостратегическую военную структуру американских сил с новым акцентом на Азию. До этого времени в рамках стратегического планирования США большая часть военного потенциала США была предназначена для возможных войн в Европе и на Ближнем и Среднем Востоке. В рамках «Поворотного ключа» было положено начало перегруппировке 60 процентов военного потенциала США для конфликтов в Азии, т.е. против Китая. Поэтому можно предположить, что в ближайшие четыре года ничего не изменится даже при президенте Байдене.

В июле этого года администрация Трампа категорически отвергла большинство претензий Китая на воды Южно-Китайского моря. В то же время вашингтонские поджигатели войны стремились к сотрудничеству с азиатскими странами, чтобы уберечь их от ноши своей конфронтации и курса сдерживания против Китая. Этот курс, вероятно, также будет продолжен в рамках Байдена.

Поэтому не стоит удивляться, что откровенно агрессивная политика США против России с 2014 года и усилившаяся в последнее время конфронтационная политика против Китая привели к тому, что Москва и Пекин наконец-то объединились на одной стороне «баррикад» против великого гегемона в Вашингтоне.

В Берлине внешнеполитические деятели пытаются достичь своего рода равновесия между двумя полюсами только по экономическим причинам – Китай стал более важным для немецкого экспорта, чем США. Но это не принесёт никаких результатов до тех пор, пока Германия не выйдет из этих вассальных отношений с США. Но немецкая элита в области финансов, политики, средств массовой информации и платной науки, которые тесно переплетены с финансовой системой США, не заинтересована в этом.

Во время первого срока пребывания Трампа на этом посту прозвучало всего несколько призывов к Евросоюзу – с Германией и Францией как ведущими державами – оторваться от США и проводить независимую политику. С надеждой на четыре года Байдена в Белом доме в Вашингтоне, в течение которых должна быть отремонтирована прибыльная, но плохо избитая неолиберальная бизнес-модель западных элит Трампа, эти голоса за независимый от США Евросоюз снова исчезли.

Объявленная в одностороннем порядке США против России и Китая «холодная война», которая, согласно заявлению Байдена, должна быть продолжена более интенсивно, предъявляет к ещё (!) сверхдержаве США такие же требования, которые она в одиночку выполнить не в состоянии. По этой причине Европа тоже должна быть привязана к телегам антикитайской политики США. Из нового, конфронтационного тона самопровозглашенных немецких качественных СМИ и из берлинских политических заявлений о Китае уже видно, что немецкие лапдоги снова хорошо себя ведут, перепрыгивая через каждую палочку, которую их хозяин в Вашингтоне держит для них. Они делают это, несмотря на то, что знают, что действуют против личных интересов подавляющего большинства немецкого народа, который не хочет ничего, кроме мира и расширения взаимовыгодной торговли с Россией и Китаем, вместо того, чтобы вооружаться и играть в опасные игры за власть США во всём мире.

Трансатлантическим вассалам в Берлине также давно следовало бы понять, что они своим послушанием США ставят под угрозу экономическое будущее и процветание нашей страны. Ибо социально-экономический упадок Запада вряд ли может быть остановлен, в то время как ни Байден, ни, возможно, ещё способный одержать победу Трамп не могут остановить всё более тесное китайско-российское партнёрство. Это партнёрство предлагает не только своим странам, но и всему миру государственные пути прогресса и процветания для всего общества, а не западный неолиберализм с его менталитетом «победитель берёт всё».

Приведённый ниже пример подчеркивает принципиальную разницу между возглавляемым США Западом, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой:

Один из важнейших уроков китайской истории заключается в том, что обеспечение основных физических потребностей народа является важнейшей задачей правителя. Однако те правители, которые вовлечены в безжалостные или бесконечные войны, обедняющие народ, или которые иным образом игнорируют основные потребности народных масс, вскоре отстраняются от власти. Именно поэтому в новой, 14-ой пятилетке Китайской Народной Республики столь важную роль играют занятость и создание безопасных и всё более качественных рабочих мест, а также рост индивидуального и социального благосостояния.

Тоталитарная система неолиберализма, с другой стороны, на протяжении десятилетий делает низшие классы населения всё более бедными, а небольшие высшие классы – сказочно богатыми. Инструментами для этого были, главным образом, а) приватизация до некоторых пор государственных задач, вплоть до снабжения электроэнергией и водой, с целью максимизации частной прибыли владельцев акций крупных корпораций, и б) так называемая «финансиализация» почти всех сфер жизни, в которых всё имеет свою цену, но уже ничто не имеет ценности.

Кроме того, на Западе в последние десятилетия доля заработной платы в валовом внутреннем продукте систематически сокращалась. Это означает, что капитал больше не даёт возможность большинству работников и наёмных работников наслаждаться плодами прогресса в области производительности, которого они сами же и достигли. В то же время неолиберальные боссы украли у рабочих большую часть доли в общем экономическом торте. Например, по данным Государственного бюро экономического анализа США, за последние 50 лет доля заработной платы в ВВП валового внутреннего продукта США снизилась с 51,5% в начале 1970-х годов до 43% сегодня.
Даже американский новостной журнал Time был поражён тем, что за 50 лет это добавило в общей сложности 50 триллионов долларов; 50 тысяч миллиардов долларов, т.е. пятёрка с 13 нулями: 50 000 000 000 долларов, которые были удержаны у американских рабочих и служащих, или украдены и добавлены к верхним 10 процентам. В Германии тенденция идёт в том же направлении, хотя она началась только в начале 1990-х годов и пока не так плоха, как в США.

Вывод заключается в том, что бизнес-модель западной, неолиберальной рыночной экономики находится в упадке, а модель регулируемой рыночной экономики российско-китайского стратегического партнёрства – на подъёме. Таким образом, Россия и Китай предлагают две модели развития, особенно странам глобального Юга, которые радикально отличаются от неолиберальной догмы Запада, который всё больше теряет влияние в этих регионах мира и видит свою эксплуатирующую бизнес-модель под угрозой. Именно это элита США и ЕС видит в предполагаемой российской и китайской угрозе, против которой они сейчас мобилизуются военным путём.

+++

Благодарим автора за предоставление права публикации настоящей статьи.

+++

Фото:   plavevski / shutterstock

+++

КенФМ стремится к широкому спектру мнений. Мнения авторов и гостей не обязательно совпадают с мнением редакции.

+++

Тебе нравится наша программа? Информацию о возможностях поддержки можно получить здесь: https://kenfm.de/support/kenfm-unterstuetzen/.

+++

Подключи абонемент и поддержи наш канал: https://www.patreon.com/KenFMde

+++

Теперь ты также можешь поддерживать нас с помощью Bitcoin.

BitCoin Адрес: 18FpEnH1Dh83GXXGpRNqSoW5TL1z1z1PZgZK

Hinterlasse eine Antwort