Гниль Дании

Комментарий Дирка Польманна.

В 2016 году Дания была самой счастливой страной в мире. Нигде на этой планете больше нет людей, которые были бы так довольны своей жизнью, как наши северные соседи. В 2018 году Дания с её 5,5 миллионами жителей всё ещё находилась на втором месте. Вообще, северные европейцы очень довольны жизнью. На первых четырёх местах по индексу счастья находятся Финляндия, Дания, Норвегия и Исландия, периодически меняясь местами, да и Швеция также занимает седьмое место. Между ними Голландия и Швейцария. Весь остальной мир следуют за ними. Вывод: у людей в Скандинавии дела идут хорошо. Это связано с высокими доходами, большой продолжительностью жизни и хорошо функционирующими социальными системами. Проблемы коррупция в Скандинавии также нет, и в этом страны занимают высокие позиции. Так считается.

Тем не менее, Жанетта Штраус, Ингмар Z (имя известно), Пер Х и Биттен Йенсен – кто угодно, но никак не счастливые датчане. Они попали в воронку всё более приватизированного социального государства. Они стали жертвами непризнанной общеевропейской тенденции.

В Дании в начале тысячелетия также началась перестройка общества в смысле рыночного радикализма. Меньше государства, больше нетто от брутто и гибких, частных компаний вместо государственных динозавров – это были обещания прекрасного нового неолиберального мира Made in Europe. Тони Блэр настолько резко обогнал Маргарет Тэтчер справа, что железная леди назвала «Новых лейбористов» самым большим успехом своего правительственного периода. В Германии Герхард Шрёдер и Йошка Фишер использовали «эффект Никсона», названного в честь Ричарда Никсона. Именно Никсон был коммунистическим пожирателем эпохи Маккарти, наладившим отношения с Китаем. Ему удалось сделать это, потому что никто не обвинял его в том, что он слишком мягкий и беспечный по отношению к злым Жёлтым и Коммунистам, в чём, например, обвинили Иоанна Ф. Кеннеди.

Той же логики придерживались и «новые лейбористы» немцы Шрёдер и Фишер, когда они смогли значительно сократить социальную сеть рабочих и перенаправить деньги в карманы тех, кто владел теми системами. По какой-то причине никто не мог до конца представить, что они на самом деле способны сделать то, что они сделали. В Германии была создана «Повестка дня 2010 г.», и Петер Харц стал основателем названной в его честь реформы, которая впоследствии привела к эрозии электората в СДПГ. Между делом, почтенная партия находится на пути к однозначному числу в выборах, не в последнюю очередь из-за Hartz 4.

Традиционно социал-демократические общества Скандинавии также были модернизированы, как это тогда называлось. С целью сэкономить расходы.

Жанетта Штраус была матерью-одиночкой с двумя детьми. Её 15-летняя дочь Фрида была поймана курящей марихуану в школе, и Жанетта разозлилась на неё.

Затем Жанетту Штраус в одночасье уволили, что возможно в суперсоциальной Дании. Противозаконно, как выяснилось позже. Но с её низким доходом она жила в основном из рук в руки и не знала, как платить за квартиру без зарплаты. Она пошла в муниципалитет и попросила о помощи, о возвратном кредите на несколько месяцев, о какой-то поддержке, о чём-то, что помогло бы ей выбраться из угожающей ей ямы.

Ей не помогли. Вместо этого после 20 минут разговора сотрудники общины Фредериксберга решили забрать у неё детей. Фриду Штраус привели в комнату, где ей сказали выбрать квартиру, где она должны будет несколько недель ждать, пока мама успокоиться. Будто её мать так хотела. Ложь. Фрида не хотела уходить от матери, но ей не разрешили больше её видеть. Муниципалитет утверждал, что Жанетта Штраус согласилась отдать свою дочь.

Жанетта Штраус не могла поверить в то, что с ней происходило, она злилась, плакала и оскорбляла приходских работников. Её отчаяние было использовано против неё в качестве доказательства того, что она якобы не может заботиться о своей дочери, и нуждается в психологическом лечении. Оно было ей навязано. Так продолжалось в течение нескольких лет, до 2019 года, когда была официально признана ошибка, выходящая за рамки любого действующего законодательства. За это время Жанетта Штраус стала нетрудоспособной, у её дочери под опекой общинных опекунов возникли проблемы с алкоголем, она осталась без внимания, семья была разрушена и превратилась в социальную обузу. Сейчас Фрида Штраус достигла совершеннолетия, идёт по правильному пути и борется за себя и за права своей матери.

Особенно шокирующим было то, что Жанетта и Фрида годами боролись с ветряными мельницами, не имея никаких перспектив возбудить судебное разбирательство, которое могло бы быстро дать необходимое решение. Их положение дошло до отчаяния. И она в отчаянии.

Вдобавок к этому, в мире верховенства государства и законов существовала реальность мер, с которыми она не смогла тягаться.

Также выглядит ситуация и с Ингмаром Z. Учёный математик и специалист по маркетингу работал в Англии, зарабатывал неплохие деньги и создал небольшое состояние благодаря умным спекуляциям на акциях. «Я был полностью на денежной волне. Я хотел как можно быстрее заработать денег и как можно больше. Больше ничего». Он вернулся в Данию, работал на различных должностях на заводе, брал сверхурочные сколько мог.

Потом на работе произошёл несчастный случай. Он упал с лестницы на производстве, сломал позвонок, были повреждены 3 межпозвоночных диска. Поначалу это осталось незаметным, потому что Ингмарома не был осмотрен врачом. Потом у него начались сильные боли и он больше не смог работать. Он не получил ни медицинского лечения, ни реабилитации. Ингмар попал в мельницу системы. Чуть более года спустя государство конфисковало его имущество для возмещения социальных выплат. Польская муниципальная служащая, не говорящая по-датски, классифицировала Ингмара Z как психосоматический случай.

В какой-то момент поняли, что что-то пошло совсем не так, и начали фальсифицировать его электронные файлы, чтобы скрыть скандал. Существуют документы, датированные задним числом или вовсе без дат, чтобы обмануть программное обеспечение муниципалитета, и явно поддельные документы. Ингмар Z был записан в более чем 8 различных документах, чтобы обмануть программы. Он боролся за возвращение своего имущества. Глава местной власти пообещал ему по телефону вернуть деньги и попросил прийти к нему в ведомство. Ингмар Z ждал там 20 минут, а затем поинтересовался согласованной встречей. Власти вызвали полицию, пришли двое госслужащих и после короткого обмена словами избили Ингмара Z – человека со сломанным позвоночником и отсутствующими дисками – сломали ему палец и пережали ему горло. Между тем был поставлен правильный диагноз. Но Ингмар Z теперь непригоден для работы, нуждается в морфии и зависит от социальных пособий.

Пер Х был лодочником и работал без перерыва с 13 лет. Он страдает редким генетическим заболеванием, при котором родинки парализуют его нервы и органы. Только около 150 человек по всему миру страдают от этого заболевания. В конце концов, он был диагностирован немецким университетским профессором на основе образцов тканей. Но Пер Х не знал этого в то время. Всё, что он замечал, это то, что ему становилось хуже. Он сообщил о симптомах, боли в мышцах левой ноги, руки, сильной головной боли и усталости. Он не мог работать. Через некоторое время его обеспечение было остановлено. Пер впал в депрессию, не зная, как прокормить свою семью. Поэтому он был направлен в закрытое психиатрическое отделение. Работник его общины пытался направить его на временную работу в соответствии с их указаниями, чтобы он мог использовать свой труд для оплаты вызванных им расходов. В своем электронном досье в «центре занятости» он обнаружил, что он, оказывается, получил 390 часов психологической помощи, на которую был выставлен счёт. Но он не лечился ни минуты. Много денег исчезло в чёрной дыре. Но кто был той чёрной дырой?

Пер прочитал на фейсбуке о другом подобном случае и связался с этим человеком. Вместе они нашли ещё двух людей с похожим опытом. Они подозревают, что отдельные муниципалитеты используют этот способ для обмана налоговых органов.

Мошенничество со стороны получателей социальных пособий, , по-видимому, структурно организовано. Приватизация была призвана предотвратить это, но появились предприимчивые «предприниматели», которые используют эту систему для получения хорошей прибыли.

Это породило целую индустрию, которая заботится о том, чтобы больные и инвалиды получали временные контракты. Всех проверяют на работоспособность, даже онкологических больных или пожилых людей. Затем люди работают на трансфертные платежи. Таким образом, компании создали армию рабовладельцев, которых они могут эксплуатировать, а муниципалитеты зарабатывают на трансфертных платежах.

Неудивительно, что стремление обманывать существует не только среди безработных, но тем более в экономической системе, рассматривающей дешёвую рабочую силу как бизнес-модель. Даже если протагонисты этой экономической системы хотят убедить нас в том, что виной в этой системе всегда является человек. Система идеальна!

Ингмар и Пер – не единичные случаи. Социальная работница, Биттен Йенсен, связалась с общественностью через Facebook, потому что средства массовой информации, к которым она обратилась, не хотели сообщать о случившемся.

Она собрала и обнародовала более 90 таких дел, в которых она принимала участие. Она говорит о том, что социальная система – это деньги, а не помощь нуждающимся. Она была настолько потрясена бесчеловечностью и жестоким обращением, что забрала файлы домой, чтобы обнародовать их. Биттен Йенсен доказала, что это не отдельные случаи, а структура, недостаток системы. Или несовершенная система.

Датское государство немедленно отреагировало на её откровения. 21 января ей грозит лишение свободы в судебном порядке за несанкционированное опубликование конфиденциальных данных. Система, которая так хорошо умеет растрачивать деньги из налогов, остается нетронутой. Пока что.

Видимо, никто не намерен иметь дело с тем, что предполагаемое решение одной проблемы – модернизация и приватизация социальных услуг – превратилось в бóльшую проблему, чем предыдущая – якобы увеличение расходов, чего, по крайней мере, в Германии, вообще не существует, хотя об этом постоянно говорят.

Система социальных сетей превратилась в бизнес-модель для недобросовестных умных людей, которые сейчас набивают себе карманы. За счёт бедных, слабых и больных. В этом и состоит гниль Дании.

А как обстоят дела с этим в Германии? Является ли Дания нашим будущим? Сколько Дании находится в немецкой социальной системе? Почему мы ничего не знаем о ситуации в Дании?

Безусловно, имело бы смысл, если бы европейские средства массовой информации занимались тем, что происходит в других странах. В своих исследованиях европейские СМИ, как правило, ограничиваются государственными границами. Мы мало знаем о том, что происходит в ЕС, что другие делают лучше или хуже нас. Мы не учимся друг у друга. Нет никакой европейской публичности. Мы слышим только новости из Брюсселя. А он имеет дурную репутацию.

Европа – большая черная информационная дыра

Мы не знаем, например, что в Германии уже на протяжении двух лет планируется Министерство Истины, основывающееся на Википедии и общественно-правовых вещателей, но формируется он, за исключением общественности, медленно. Мы не знаем также, что такое министерство уже давно внедрено в Израиле, оттуда она должна быть перенесена в английскую Википедию. Сообщения о Палестине в США поступают только из израильских телевизионных источников, то есть свобода информации, о которой мечтают имперские политики «Пяти глаз», т.е. США, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, а с 1967 года к ней принадлежит и Израиль. Немецких политиков также учат мечтать.

Они не знают, что делают, потому что разработка держится в секрете, как когда-то планировалось для TTIP. И ничего не подозревающие немецкие политики считают эту «новую территорию» суперсовременной, модной и приятной. Мы также не знаем, что датская социальная система взяла курс на риф и терпит кораблекрушение. Может быть, мы тоже не должны об этом знать. И датские СМИ в самой счастливой стране мира тоже не хотят знать. Как и многие счастливые датчане.

Разоблачение отдельных коррумпированных людей, госслужащих и специалистов по аутсорсингу было бы ещё нормальным. Индивидуальное нарушение. Да, да, человек! Но подвергать сомнению коррумпированную социальную систему? Это было бы черезчур. Надо ли это?

Лучше закройте глаза, и вашему ребёнку по-прежнему будет комфортно. Болеют и не могут работать другие, но не мы.

Также неспособность носителя сообщить об ошибках в системе сама по себе является ошибкой в системе. Возможности электроники используются только для укрепления бизнес-моделей и получения прибыли, а не для улучшения информационной ситуации и качества общества.

Кому это на самом деле выгодно? Не пора ли альтернативной европейской публичной сфере тоже заняться подобными структурными проблемами? Держу пари: Дания везде.

+++

Благодарим автора за предоставление права публикации.

+++

Фото::  S-F  / Shutterstock

+++

КенФМ стремится к широкому спектру мнений. Мнения авторов и гостей не обязательно совпадают с мнением редакции.

+++

Тебе нравится наша программа? Информацию о возможностях поддержки можно получить здесь: https://kenfm.de/support/kenfm-unterstuetzen/.

+++

Теперь ты также можешь поддерживать нас с помощью Bitcoin.

BitCoin Адрес: 18FpEnH1Dh83GXXGpRNqSoW5TL1z1z1PZgZK

 

Hinterlasse eine Antwort