Переверните миграционную политику с головы на ноги, наконец!

Дискуссии о миграции в Европе ведутся правыми и левыми силами в морализаторской, эмоциональной и неосведомленной манере. Миграционная политика регулирует последствия нелегальной миграции, не обращая внимания на ее причины. Главным затронутым в ходе дебатов людям нечего сказать; вместо этого они живут в условиях постоянной эксплуатации, связанной с контрабандой и торговлей людьми, экономикой принимающей страны и требованиями оставшихся в живых родственников.

Точка зрения Мельдета Х. Суньича.

Дискуссии по вопросам миграции в Европе на протяжении многих лет заходили в тупик. Каждый новый корабль беженецев, которому не разрешается стыковываться, каждая трагически опрокинутая непригодная лодка приводит к одним и тем же речам и перетягиванию каната, без решения проблемы как таковой. Это в основном потому, что проблема миграции носит почти исключительно эмоциональный и моральный характер. Несколько лет назад правые обнаружили, насколько хорошо беженцы и мигранты подходят в качестве внешних врагов для мобилизации собственных рядов, разжигания страха и делегитимизации политических оппонентов. Предлагаемые „решения“ просты и идеологически совместимы: увеличение расходов на военные и полицейские силы, усиление наблюдения за всем населением, возрождение националистических и авторитарных идеологий, нанесение ущерба европейской интеграции.

В свою очередь, демократические силы левых и зеленых лагерей, а также христианско-социальные и либеральные партии и НПО впадают в такой же эмоциональный дискурс. Речь идет о нападении на политического оппонента и осуждении его моральных недостатков. Мигранты и беженцы остаются дополнительными игроками в большом, всегда одинаковом обмене ударами. Рациональной этики дискурса вообще нет, поэтому обсуждение не приводит к каким-либо новым решениям.

Тем не менее, пришло время, особенно сейчас, когда истерика 2015/16 года постепенно проходит, а давление большого числа прибывающих ослабевает, прийти к основанной на фактах дискуссии о миграции в Европе. Австрии – при правительстве Курца, защитнику европейской политики в отношении беженцев и миграции – после смены правительства была предоставлена возможность конструктивно проявить себя. Это было бы хорошо для страны, учитывая ее историю как принимающей беженцев страны и нейтрального посредника.

Беженцы или мигранты?

Сначала нужно разъяснить понятия. Бегство и миграция – это не одно и то же, и их не следует постоянно смешивать. Международная правовая система проводит различие между этими двумя формами миграции по уважительным причинам. Беженцы подвергаются риску преследований в своей стране по признаку расы, религии, национальности, политических убеждений или принадлежности к нежелательной социальной группе (например, в качестве профсоюзных активистов, активистов природоохранной деятельности, жертв принудительного брака, ЛГБТИ и т.д.).  Такие люди спасаются бегством, потому что им угрожает опасность для жизни и здоровья и они нуждаются в защите от страны, отличной от страны убежища. Кстати, „беженец“ – это не ругательство, и нет причин заменять его расплывчатым термином „бежавший“.

Мигранты (которых часто также пренебрежительно называют экономическими беженцами) оказываются в ином положении. Они не видят возможности сохранить себя и свои семьи и искать средства к существованию в других местах. Решающим отличием является то, что дома нет опасности для жизни и здоровья.

Это имеет различные политические и правовые последствия для принимающих стран. Беженцы ни при каких обстоятельствах не должны быть возвращены в страну преследования, за исключением случаев, когда они являются военными преступниками. Это очень строго регулируется требованием Женевской конвенции о беженцах, касающимся недопустимости принудительного возвращения. С другой стороны, в отношении мигрантов применяются национальные правила, которые позволяют принимающей стране по экономическим причинам решать, кому она будет открывать свой рынок труда в течение какого периода времени.

В дискурсе о миграции обе стороны смешивают эти две концепции. Один из них ворчит, что любая форма миграции должна быть остановлена и вызывает озабоченность в плане безопасности, экономических причин и культурных различий. Другие часто отвечают одинаково безразлично, говорят об „открытых границах“ и говорят, что у каждого, кто покидает свою страну, есть веские причины и он должен быть принят в Европу. Это нереалистично и контрпродуктивно.

Если капитан Sea Watch Карола Раккет требует, чтобы мы больше не проводили различия между мигрантами, беженцами и климатическими беженцами и чтобы Европа принимала всех, кто отправляется в путь, то это эскалация и провокация, направленная на европейскую политику. Это не дает реалистичного решения. Однако почти немыслимо обсуждение вопроса о том, следует ли вообще спасать людей, терпящих бедствие на море, или же на спасателей следует навешивать ярлыки преступников.

Эмиграция: сначала нужда, затем эксплуатация

За последние годы автор провела интервью с тысячами беженцев и мигрантов до их отъезда, по дороге и после их прибытия в Европу и проанализировала связь между контрабандистами и их клиентами в социальных сетях. Проявляется следующая картина:

В начале крупных миграционных перемещений наблюдается либо отсутствие безопасности и прав человека (тогда люди становятся беженцами), либо отсутствие средств к существованию (тогда они становятся мигрантами). После их отъезда обе группы в равной степени становятся жертвами постоянной эксплуатации: сначала одними торговцами людьми и затем другими, которые занимаются бизнесом на миллиард долларов, затем дешевой рабочей силой в стране прибытия и, наконец, их собственными семьями, которые годами предъявляли завышенные требования о финансовой поддержке.

Массовая эмиграция оказывает глубокое воздействие на страны происхождения. Во многих странах денежные переводы от эмигрантов составляют значительную долю валового внутреннего продукта. На уровне семьи получателя финансовая помощь может быть полезной, но систематические денежные переводы мигрантов в их родные страны способствуют затягиванию проблем.

Коррумпированные правительства могут радоваться дважды. Во-первых, очень молодые люди, которые не хотят принимать эти условия, эмигрируют. Вместо того, чтобы бунтовать дома, они находятся далеко. Они также направляют деньги на финансирование образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения своих родственников, не требуя от государства инвестирования в социальные мероприятия.

Именно сами эмигранты платят самую высокую цену, буквально и образно говоря. Подавляющее большинство опрошенных из Африки, Ближнего Востока и Афганистана, даже те, кто годами живет в Европе в качестве признанных беженцев, глубоко недовольны своей судьбой. Они чувствуют себя эксплуатируемыми, дискриминируемыми и преданными на протяжении своих лучших лет.

Миграционная политика начинается не с того конца.

Миграционная политика в Европе имеет два основных недостатка:

Во-первых, борьба с нелегальной миграцией должна носить целостный характер, а не сводиться к вмешательству в конце миграционного процесса. Простых решений не существует. Нам нужны стратегии, учитывающие как ситуацию в странах происхождения, так и политическую ответственность промышленно развитых стран. Тем не менее, дискурс характеризуется географической и временной близорукостью и ведется обеими сторонами с чисто европейской точки зрения. Только тогда, когда потенциальные беженцы и мигранты приближаются к границам Европы, они воспринимаются политиками и используются в своих целях.

Во-вторых, миграционная политика полностью игнорирует точку зрения пострадавших. Современный парламентаризм в Европе обычно основан на широком участии. Перед принятием решений прислушиваются ко всем тем, кого это касается. Только в дебатах о миграции этого никогда не происходит. Решения принимаются над головами людей. Как показывает недавнее исследование, предложения мигрантов более практичны, ближе к реальности и дешевле, чем меры, разработанные в министерских ведомствах.

Тезис 1: Закрытие границ как центральное средство управления миграцией не уменьшает миграционное давление, а усиливает его.

Желание изолировать тысячи километров морских и сухопутных границ нереально и дорогостояще. От этого выигрывают индустрия безопасности и буксирная индустрия, прибыль которых растет.

Единственное отличие заключается в том, что проблема переносится на государства, которые гораздо более нестабильны в экономическом и политическом плане, чем ЕС. Там скапливаются массы людей, которые отправились в Европу и сейчас отчаянно застряли в стране, куда они никогда не хотели ехать. Поэтому от Северной Африки, Балканов и Турции ожидают, что они справятся с проблемой, которую ЕС в целом не может решить в течение многих лет.

Тезис 2: Чем ближе мигранты к Европе, тем большему риску они себя подвергают, чтобы добраться до места назначения.

Лицемерием для политиков является то, что они хотят закрыть пути в Европу, чтобы спасти жизни людей. Люди, добравшиеся до берегов Средиземноморья, словно марафонцы недалеко от финиша, отдали все. Они уже влезли в долги на много лет. Они страдали от страха, голода и жажды. Многие подвергаются пыткам и сексуальным надругательствам, вынуждены платить выкуп различным вооруженным группам и, возможно, даже более длительное время находятся в рабстве. Все они были свидетелями смертей и убийств. Почти все мигранты, прибывшие через Северную Африку, сообщили, что они видели в Сахаре больше людей убитыми ливийскими бандами, чем утонувших в море.

Семья дома пошла на большие жертвы и ожидает компенсации. У этих людей есть только два варианта: добраться до Европы или умереть.

Поэтому информация об опасностях нелегальной миграции должна начинаться гораздо раньше, чем в Средиземноморье. Лучше всего это делать в стране происхождения, пока они не стали жертвами пропаганды контрабандистов и торговцев людьми.

Тезис 3: Европе нужны две разные системы управления экономической миграцией и беженцами.

Европейская система убежища настолько перегружена, потому что не только беженцы, но и экономические мигранты пытаются легализовать свое пребывание в стране с помощью статуса убежища. Это объясняется тем, что, в отличие от Северной Америки и Австралии, в Европе вряд ли существуют какие-либо иммиграционные возможности для экономических мигрантов.

Система убежища предназначена для защиты лиц, спасающихся бегством от войны и преследований и разрушается в результате такого неправомерного использования. Система убежища может быть очень быстро облегчена путем удаления трудовой миграции и ее отдельного регулирования.

В отличие от гастарбайтеров 1970-х и 1980-х годов, она не должна быть ориентирована исключительно на потребности европейской экономики в рабочей силе, но должна также учитывать потребности самих мигрантов. Часто им нужны рабочие места, где они могут зарабатывать и экономить деньги в течение нескольких лет, а также получение квалификации, которая поможет им зарабатывать на жизнь дома. Это должно дополняться последующим наблюдением в стране происхождения, программами наставничества и микрокредитованием. Это обратит вспять утечку умов из родных стран и повысит общий уровень квалификации. Это также снизило бы миграционное давление, вместо того чтобы увеличивать его за счет образцового эффекта от эмигрантов.

Тезис 4: Для Европы дешевле и безопаснее для всех обеспечить надлежащий уход за беженцами в странах первого убежища.

Война в Сирии началась в 2011 году. Только четыре года спустя в Европу прибыло большое количество сирийских беженцев. Это можно было предвидеть, поскольку страны, впервые предоставившие убежище, были оставлены наедине со своими проблемами. Страны-доноры предоставили УВКБ ООН только 30% (!) средств, которые были бы необходимы для обеспечения более менее адекватного ухода для населения Иордании, Ливана и Турции. Помощь была только для самых слабых. Те, кто еще мог ехал в Европу.

Европейская политика из этого ничему не научилась. Несколько месяцев назад автор беседовал с сирийскими курдами в лагерях беженцев в Сулеймании, на севере Ирака. Там гуманитарная помощь была значительно сокращена из-за нехватки у гуманитарных организаций достаточных финансовых ресурсов. Отвечая на вопрос о своих планах на будущее, многие беженцы заявили, что рассматривают возможность миграции в Европу. Предложений торговцев людьми вроде достаточно.

Тезис 5: Более эффективные и быстрые процедуры предоставления убежища и быстрой репатриации лиц, не нуждающихся в защите, являются более гуманными и могут обуздать незаконную миграцию.

Необходимо повысить качество и количество органов по предоставлению убежища. Процедуры предоставления убежища занимают слишком много времени. Просители убежища в Европе часто живут в течение многих лет в некотором вакууме. Они не знают, следует ли интегрироваться или опасаться репатриации. Это создает проблемы для принимающего общества и для пострадавших и обходится дороже, чем эффективные процедуры предоставления убежища.

Лица, нуждающиеся в защите, должны получить убежище в кратчайшие сроки, с тем чтобы они могли интегрироваться. Те, кто не нуждается в защите, должны быть отправлены обратно как можно скорее. Это послужит сигналом для других мигрантов в странах происхождения о том, что нелегальная миграция может все-таки не окупиться.

Тезис 6: Мы должны, наконец, положить конец контрабандным картелям и сетям, занимающимся торговлей людьми. 

Летом 2019 года из Турции в Шенгенскую Европу можно эвакуировать за 5 500 евро, в Великобританию – за 8 000 евро. Предложение действительно с 1 июля по 1 августа. За скидку в размере 3500 евро вы приезжаете из Румынии в Италию. Еще дешевле поездка из Беларуси в Польшу, которая доступна за 1000 для взрослых и 800 евро для детей. Шенгенские визы продаются за 2000 евро без учета расходов на проезд. Украденные паспорта также предлагаются. Все можно найти в незашифрованном виде на Facebook и Instagram. Существуют международные преступные картели, которые дают отчаявшимся людям ложные надежды выжать последнее из своих денег.

Большинство буксиров оплачиваются электронным способом. Это можно проследить. Действует старое полицейское правило: следуйте за деньгами! Те, кто хочет остановить торговлю людьми, должны начать с денежных потоков и структур картелей, а не только арестовывать мелких приспешников, которые управляют грузовиками.

Тезис 7: Европа должна продолжать принимать беженцев, иначе она потеряет свою самобытность.

Миграция обязана и должна регулироваться, но нет причин для истерии. Европа не „затоплена“. Лишь в нескольких принимающих странах на миллион человек приходится до 5200 просителей убежища, причем в большинстве других стран их гораздо меньше. Для сравнения, Иордания приняла почти 180 000 беженцев на миллион жителей.

Европа является колыбелью прав человека и континентом, который всегда предоставлял защиту преследуемым людям по гуманитарным соображениям. Это часть его политической ДНК. Некоторые люди сегодня утверждают, что единственный способ защитить и сохранить характер Европы – это окружить континент колючей проволокой и отвергнуть людей, находящихся под угрозой жизни. Совсем наоборот: ядро Европы, ее ценности и традиции, таким образом, разрушаются и заменяются системой, несовместимой с демократией и человечностью.

+++

Эта статья впервые появилась в актуальном номере журнала „МЕЖДУНАРОДНОЕ“.

+++

Спасибо автору за право публикации статьи.

+++

Источник изображения: Achilleas Chiras / Shutterstock

+++

KenFM стремится к широкому спектру мнений. Тематические статьи и выступления гостей не обязательно должны отражать редакционную точку зрения.

+++

Тебе нравится наша программа? Информацию о вариантах поддержки можно найти здесь: https://kenfm.de/support/kenfmunterstuetzen/

+++

Теперь вы также можете поддерживать нас с помощью Bitcoin.

BitCoin Адрес: 18FpEnH1Dh83GXXGpRNqSoW5TL1z1z1PZgZK

Hinterlasse eine Antwort