Почему у нас есть приемлимые и неприемлимые смерти? | Петр Хайзенко

Комментарий Петра Хайзенко

Согласно различным статистическим данным, ежедневно в Германии от больничных микробов умирает более 100 человек. Это около 40 000 смертей в год, но число людей, которые умирают от коронавируса или с ним в доаолнение, в настоящее время составляет только половину этих данных. Почему смерть от микробов игнорируется, а так называемая смерть от «Короны» объявляется национальной катастрофой?

В Германии ежедневно умирают в среднем 2600 человек. Это соответствует продолжительности жизни около 80 лет или смертности около 12 на тысячу. Это нормально. Я считаю менее нормальным то, что людям старше 80 лет всё ещё приходится указывать причину смерти. Разве не так, что все мы однажды умрём? Разве не так, что наша бренная оболочка просто перестаёт работать, потому что она уже использована и изношена? Имеет ли смысл называть конкретную причину смерти, если это не несчастный случай или другая причина, которой действительно можно было бы избежать? Может ли он считаться предотвратимым, если ветхий организм уже не может преодолеть грипп?

Искусственное продление жизни бесчеловечно

Разумно ли откладывать смерть, поддерживая элементарные жизненные функции аппаратами,зачастую не имея перспективы полного выздоровления? Действительно ли пациент, перенёсший инсульт, благодарен за то, что его спасли, когда он больше не может говорить или ходить? Если его слюна постоянно вытекает из его рта, потому что половина лица остается парализованной? Или если после этого он находится в таком состоянии, что даже не может дать понять, что он желает отключения искусственных аппаратов? Для меня это самая жестокая форма пытки, если ещё есть сознание. Если и его больше нет, имеет ли смысл уберегать пустую оболочку от холода с помощью машин? Почему бы просто не дать людям умереть с достоинством, когда тело сигнализирует, что оно готово? В этом смысле, не является ли это скорее подарком, когда разорванная аневризма приносит быструю смерть, которую нельзя отложить с помощью аппаратов?

В этом смысле я считаю, что быстро приведённый в исполнение смертный приговор – это мягкое наказание по сравнению с пожизненным пребыванием в тюрьме. Поэтому я не отношусь к тем людям, которые желают смерти поистине злым людям. Напротив, я желаю им долгой жизни, чтобы они могли наслаждаться жизнью со своей совестью, недугами и болями, приобретёнными, например, через крайнее ожирение. Нет, я не назову здесь никаких выдающихся примеров. Каждый может думать о своих любимцах. Но если уж я затронул тему ожирения, поговорим о ней.

Полностью недооцененная причина смерти: ожирение

Сколько из них умирает преждевременно, потому что они разрушают своё тело обжорством и плохим питанием? Сколько у них расходы до смерти, ведь они вынуждены ежедневно принимать десятки дорогостоящих лекарств? Не говоря уже об их экологическом следе. И нет, причиной смерти называется не ожирение, а последствия этого, такие как диабет или инфаркт. Или же теперь коронавирус, от которой тело, перегруженное жиром, больше не может защищаться. О да, тогда это «жертва Короны», которая также включается в статистику.

Каждый год в Германии около 11 000 человек убивают себя. В этом году их будет больше, как уже сообщал Берлин. «Намного больше», – сказал мне директор похоронного бюро. И это из-за сумасшествия «Короны». Так что у нас больше самоубийств, чем количество смертей от коронавируса. Смерть по причине сердечной недостаточности, смерть от рака – это наиболее распространенные виды смерти, если вы хотите посмотреть на это с этой стороны и не вдаваясь подробно в факты – см. выше. Все эти более или менее нормальные смерти легко принимаются, не поднимая шума по этому поводу. А зачем? Смерть как таковая нормальна и неизбежна. Тот, кто вёл достойную жизнь, не должен бояться этого, даже как религиозный человек после хорошей жизни.

В Германии ежегодно умирает около миллиона человек. Даже если предположить, что число смертей от коронавируса чуть больше 10 000, это всего лишь один процент от всех смертей. По данным кардиологов, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний составляет чуть менее 500 000 человек, или 48%. Причины? В основном самовредительство – см. выше. Кто-нибудь из наших настолько заботливых политических актеров когда-нибудь думал о том, чтобы запретить людям с ожирением посещать рестораны? Или запретить тучным людям покупать сладкие напитки? Да, это определённо может спасти жизни. И не только это. Это могло бы также предотвратить возможную перегрузку системы здравоохранения. Но фармацевтической промышленности это не понравится. Как и диетической индустрии. Они зарабатывают миллиарды. И на этом коронавирусном безумии.

Количество циклов тестирования определяет, имеет ли человек положительный или отрицательный результат…

Я считаю ожирение главной причиной преждевременной смерти. Распространению ожирения способствует «политическая корректность». Если раньше, когда я был маленьким, люди смеялись над особо толстыми людьми, возможно, заставляя их тем самым что-то изменить, то сейчас они представляются нам на телевидении и вообще как «нормальные» и прославленные знаменитости. Точно так же, как татуированные мускулисты и провокационно (не)одетые женщины в «Шоу проституток и сутенеров» на телевидении низшего класса, которым позволено представлять себя с отталкивающими действиями под карибским солнцем. Наши средства массовой информации не только подпитывают панику коронавируса, но и делают «нормальность» из патологических проявлений и моделей поведения. Именно здесь можно было бы вмешаться, чтобы «спасти жизни» и возродить потерянный дух общества.

Как появляются цифры «Короны»? Внесу сразу ясность: их создают по желанию. Необходимо просто дать распоряжение лабораториям увеличить циклы тестирования до получения желаемого результата. Вот почему на прошлой неделе правительство Флориды/США решило, что все результаты тестов PCR недействительны, если было применено более 30 циклов тестирования. Дело в том, что все, повторю – все тесты ПЦР покажут положительный результат, как только количество циклов превысит 45. Таким образом, Флорида сократила свои показатели по заражению коронавирусом более чем на 90 процентов. Именно поэтому показатели заболеваемости коронавирусом никогда не указывают количество применяемых циклов. Так что «Пандемия Короны» – это тестовая пандемия. Но продолжим.

Самый большой заговор в истории

У меня есть все основания полагать, что уже в середине октября в баварском правительстве была выпущена газета, в которой говорилось о «жесткой изоляции» до конца марта 2021 года. То, как это подаётся нам кусочек за кусочком – это то, что мы видим каждый день. Как и в случае с ложными данными об «инфицированных» людях, предполагаемая угроза переполненности больниц в настоящее время устраняется. Говорят, что в интенсивной терапии с коронавирусом находятся 3000 человек. Большинство из них не имеют искусственного дыхания. Я не вижу в этом проблем. У нас около 2000 больниц. Это 1,5 коронавирусных пациентов на больницу. Вычтем ложных позитивных пациентов, и остаётся не так уж много.

В то же время за весь 2020 год зарегистрировано менее 500 смертей от гриппа. Что, коронавирус убил вирусы гриппа? О да, в Мюнхене сообщили лишь о шести случаях гриппа. Что нам делать с письмом к редактору от врача, у которого только в его практике десять случаев и который отказывается объявлять их заболевшими коронавирусом в соответствии с инструкциями и получить «Премию Короны»? И это ещё не всё. Фармацевтов уже проинструктировали не рассказывать клиентам об опасности вакцины против коронавируса ни при каких обстоятельствах. Средства массовой информации поддерживают это. Они воздерживаются от любых критических сообщений. Потому мы являемся свидетелями величайшего заговора в истории.

Все смерти – за исключением от коронавируса – принимаются без каких-либо действий. Этот процент, или, возможно, лучше один случай тысячу, не принимается и не используется в качестве оправдания для того, чтобы загнать нашу страну, мир, в угол. С помощью этих усилий, с помощью капитала, используемого на борьбу с коронавирусом, можно проводить кампании, вводить меры, которые сдерживают настоящих убийц, таких как больничных микробов или ожирение. Следовательно, тема коронавируса имеет совсем другую цель, и уж точно не для нашего же блага. Но как мы можем ожидать проведения кампании против ожирения с этим канцлером и её ближайшими министрами? «Национальная катастрофа», «национальная чрезвычайная ситуация» – это не вирус «Короны», это канцлер и ее податливая банда.

+++

Благодарим автора за предоставление права публикации статьи.

+++

Впервые статья была опубликована 11 декабря 2020 на странице блога AnderweltOnline.com

+++

Фото: Goran Bogicevic / shutterstock

+++

КенФМ стремится к широкому спектру мнений. Мнения авторов и гостей не обязательно совпадают с мнением редакции.

+++

Тебе нравится наша программа? Информацию о возможностях поддержки можно получить здесь: https://kenfm.de/support/kenfm-unterstuetzen/.

+++

Подключи абонемент и поддержи наш канал: https://www.patreon.com/KenFMde

+++

Теперь ты также можешь поддерживать нас с помощью Bitcoin.

BitCoin Адрес: 18FpEnH1Dh83GXXGpRNqSoW5TL1z1z1PZgZK

Hinterlasse eine Antwort